Лурье И.М. Древнеегипетские термины мерет и хентиуше во времена Древнего Царства // ВДИ 1951. 4, с. 73—82

• Древний Египет → Библиотека → Лурье И.М. Древнеегипетские термины мерет и хентиуше во времена Древнего Царства // ВДИ 1951. 4, с. 73—82 •

• Информер в твой блог •

• Добавьте в закладки •

Древнеегипетский язык знает большое число разнообразных терминов, которыми обозначали производителей материальных благ, однако подлинное значение большинства из них остаётся до сих пор неясным: египетские тексты дают их обычно в глухом контексте, и только тщательное сопоставление употребления того или иного термина в различных документах может помочь выявлению его значения. Эта работа во многих случаях вообще не проделана; поэтому Большой Словарь египетского языка нередко ограничивается указаниями вроде «обозначение людей», «обозначение профессии» и т. п. В тех же случаях, когда буржуазная наука пыталась разобраться в подобных терминах, она только запутывала ещё больше этот и без того трудный, вопрос. Весьма показательна в этом отношении работа Ж. Байэ1, который, по своему времени, собрал огромное количество материала для 21 термина. В их числе оказались и такие, которые действительно являются терминами, определяющими производителей материальных благ, но наряду с ними сюда попали и такие слова, которые являются названиями должностей и профессий. Для каждого из этих терминов, как чего-то единого, взяты данные, относящиеся и к первым династиям и к последним периодам существования древнего Египта; все эти термины Байэ считал обозначающими рабов. Такой антиисторический подход к изучаемому вопросу, разумеется, бесплоден, хотя именно эти термины, будучи кропотливо собраны, разграничены по времени и тщательно проанализированы, могут помочь уяснению подлинного положения производителей материальных благ в древнем Египте. Их изучение является поэтому одной из важнейших задач советской исторической науки, которая, будучи вооружена марксистско-ленинской теорией, только одна и способна разобраться в этом сложнейшем вопросе. К сожалению, к изучению подобных терминов в древнеегипетском языке советская наука только приступает, чем, несомненно, объясняется наличие больших ещё неясностей в их понимании. Единая точка зрения установилась у нас, пожалуй, только в отношении понятия Hm (Hm.t) «раб, рабыня». По отношению же ко многим другим терминам определённый взгляд ещё не выработан. Попытку выяснения положения одной категории производителей материальных благ в древнем Египте сделал недавно Е.В. Черезов в своей статье «Социальное положение mr.t в храмовом хозяйстве Древнего царства» (ВДИ, 1951, № 2, стр. 40 сл.).

Это, впрочем, не первая попытка, которую делают советские историки для выяснения положения тех лиц, которые обозначались термином mr.t. Кроме акад. В.В. Струве, касавшегося этого понятия2, сравнительно много внимания было ему уделено также в моей работе «Иммунитетные грамоты Древнего царства» (ТОВЭ, I, стр. 93 сл.). Надо, однако, отметить, что я тогда ещё стоял на ошибочной позиции признания древнеегипетского общества феодальным, почему и не сумел сделать правильных выводов относительно положения мерет. Поэтому, несмотря на то, что, как я постараюсь показать ниже, выводы, к которым приходит Е.В. Черезов, мне кажутся неправильными, его попытка найти определение одного из терминов, обозначающих производителей материальных благ во времена Древнего царства, представляется мне нужной и своевременной.

Основным источником сведений о положении mr.t во времена Древнего царства остаются до сих пор «грамоты защиты», дарованные некоторым храмам крупных религиозных центров Египта того времени3. Эти грамоты преследовали определённую цель – предохранить подаренное храмам имущество, предназначенное для поддержания царского заупокойного культа, от использования его по иному назначению, что, естественно, накладывает на текст грамот определённый отпечаток. Значительно разнообразнее источники, говорящие о mr.t но относящиеся к более поздним периодам египетской истории: их я в данной статье касаться не буду, так как на протяжении трехтысячелетней истории существования древнеегипетской культуры содержание, вкладывавшееся в социально-экономические понятия, не только могло, но, как это можно проследить на ряде примеров, действительно очень сильно изменялось.

Разберём основную аргументацию, приводящую Е.В. Черезова к заключению, что в мерет следует видеть рабов. Он пишет: «1) Во всех этих текстах (имеются в виду тексты грамот защиты. – И. Л.) mr.t никогда не выступают в качестве владельцев или собственников земли или другого имущества (в противоположность хентиуше, см. ук. работу о них4); 2) о mr.t говорится как об имуществе, которым можно завладеть; 3) mr.t упоминаются в таком контексте, который позволяет причислить их к имуществу храма наряду со скотом». Поэтому, заключает Е.В. Черезов, «Все эти данные позволяют предположить, что mr.t были лишены средств производства и сами представляли собой объект, а не субъект права, вещь, которая рассматривалась наряду с другим имуществом, и что, следовательно, в системе храмового хозяйства mr.t являлись рабами» (стр. 42).

Е.В. Черезов прав, когда указывает, что в противоположность хентиуше, о земельных владениях которых прямо говорит текст Дашурской грамоты, ни в одной из известных нам грамот mr.t не выступают в качестве земельных собственников или владельцев. Но к этому следовало бы добавить, что в этих грамотах в такой роли не выступают и жрецы (по грамотам защиты владельцем земли является жречество, т. е. коллектив), и в этом отношении различия в положении жрецов и mr.t нет. И если всё же должно видеть не только в храме, но и в самих жрецах владельцев или собственников земли, то основанием для этого служат иные данные (биографии, завещания и др.), а вовсе не сами грамоты защиты.

Рабское положение mr.t Е.В. Черезов доказывает теми строками абидосской грамоты, которые запрещают «захватывать»5 mr.t. Он, однако, упускает из виду, что тем же декретом запрещается «захватывать» не только меретов, но и жрецов:

Иероглифический текст

«He даю я власти кому-либо привлечь (iTj) каких-либо жрецов, которые в этом номе, в котором ты находишься, деятельности и работе всякой нома... Не даю я власти кому-либо привлечь (iTj) каких-либо mr.t, которые на каком-либо поле бога, из-за которого служительствуют жрецы, к деятельности и работе всякой нома...»6. Таким образом, в случае отсутствия специальной грамоты, можно было одинаково «привлекать» (или «захватывать») как жрецов, так и mr.t; следовательно, если эти строки грамоты защиты дают основание считать mr.t рабами, то мы вынуждены были бы объявить рабами и жрецов, что на самом деле невероятно. Однако сходство положения в этом отношении как жрецов, так и мерет видно не только из этой грамоты: такую же картину даёт нам Коптосский указ Пепи II (тексты А и Б). В нём говорится: «Начальников жрецов Мина Коптосского в Коптосском номе, низших жрецов (sHD), mr.t, которые работают для храма Мина, чиновников (imj-is-tA), «следующих» за Мином, и wrSt7, людей земледельческого управления8, каменщиков этого храма, которые в нём,– не позволяет моё величество ставить их на царскую работу, ни на пастьбу крупного скота, ни на пастьбу мелкого скота и ослов пастушьего дома, ни на какую-нибудь службу (wnw.t), ни на какие-либо подати (mDd), исчисленные в доме царя, на протяжении веков, ибо они освобождены для Мина Коптосского навеки по приказу и для блага царя Верхнего и Нижнего Египта Неферкара, живущего вечно, вовеки»9. Можно напомнить также слова грамоты защиты, данной заупокойному храму двух цариц одним из преемников Пепи II: «Приказало моё величество защитить и освободить заупокойных жрецов, дома, поселения, поля, земледельческие управления и mr.t» (Urk., 1,307), которые приводит в своей статье и Е.В. Черезов10. Ведь и из этой формулы видно, что грамота оговаривает порознь все элементы, предназначавшиеся для обслуживания заупокойного культа, и, следовательно, mr.t также самостоятельный элемент, а не часть pr sn, и не просто часть собственности храма.

Отсюда следует, что данные грамот защиты о запрещении «захватывать» (лучше «привлекать») мерет храма не могут служить аргументом в пользу рабского положения мерет, так как положение о запрещении «захватывать» («привлекать») в равной мере применяется и к жрецам, относительно которых не может быть сомнения, что они – не рабы.

Из всего вышеизложенного можно заключить, что данные грамот защиты не позволяют сделать вывод о рабском положении мерет. Забота же, проявляемая составителями грамот защиты о том, чтобы мерет, равно как и жрецы, не привлекались к каким-либо посторонним работам,– это лишь иллюстрация, правда, очень яркая, того произвола, который царил в Египте и источником которого являлась деспотическая власть фараона.

Однако не только эти соображения заставляют возражать против того, чтобы видеть в mr.t рабов. К этому вынуждает текст второй грамоты защиты поселению «Мин даёт процветать владению Неферкара», целиком посвящённой охране mr.t этого храма. Ввиду её важности для правильного понимания положения mr.t я позволю себе привести её почти целиком11.

«Приказал царь Верхнего и Нижнего Египта Неферкара, [живущий вечно], освободить и защитить поселение „Мин даёт процветать владению Неферкара”, зависящее от земледельческого управления, вместе со всеми mr.t... сегодня вновь и навсегда, вместе со всеми сыновьями их сыновей.... Не даёт, моё величество... [собирать налоги], сосчитанные [для] двора в этом номе, состоящие в податях (fAj), рытье, подарках начальнику Верхнего Египта, золоте и бронзе, жертвах двойному долгу жизни, корзинках продуктов года, [пищ]е, [выкормке] скота, службе хлебом, верёвках, льне, кожах, повинностях, податях и работах всяких, сопровождении на воде и земле, которые приказано выполнять в этом Верхнем Египте.

Не позволяет моё величество поднимать12 mr.t [зависящих от этого земледельческого управления], ко всяким приношениям, повинностям и ра[ботам]...

Не позволяет моё величество выполнять им эти повинности, сверх, существующих... и жертв... приношений месячных... для дома Мина Коптосского в Коптосском номе, на протяжении веков. Если [какой-либо] начальник Верхнего Египта], гла[ва], [великий] из десятки Верхнего Египта, началь[ник смен (жрецов)] Верхнего Египта, началь[ник деклараций], цар[ский родственник], началь[ник платежей], начальник царских людей] сделает распоряжение (привлечь к)… повинностям и работам всяким… к другим подношениям и к другим повинностям в управлении… дома царских документов, дома припечатанных актов, дома пере[дач], дома документов, [чтобы поместить13 их в какие-либо работы дома царя, разгневается царь воистину].

[Что же касается распоряжения для нома принесённого] перед начальником Верхнего Египта, [чтобы делалось согласно нему, после того как] оно было принесено перед се[рами] – приказывает моё величество очистить [его от имён] mr.t земледельческого управления [этого]...

Если какой-либо сер, писец царских документов,.. чиновник (imj is-tA) получит распоряжение (относительно) них (или) напишет приказ... и поместит14 имена mr.t этого земледельческого управления к приношениям... царя для других... для других жертв... [разгневается царь воистину]».

Из этого текста видно, что грамота освобождает от всех видов перечисленных в ней разнообразных налогов и поборов не кого иного, как именно mr.t. Поэтому мне кажется, что этот документ полностью исключает возможность видеть в mr.t рабов. «При рабском труде,— пишет Маркс,— даже та часть рабочего дня, в течение которой раб возмещает лишь стоимость своих собственных жизненных средств, в течение которой он фактически работает лишь на самого себя, представляется трудом на хозяина. Весь его труд представляется неоплаченным трудом»15. Следовательно, раб не располагает своим временем, не может располагать плодами своих трудов, ибо всё его время, все результаты его труда – собственность рабовладельца. Не может, естественно, раб платить и каких бы то ни было налогов или приносить подношения, так как у него нет никакой собственности. Поэтому вся эта грамота, достаточно подробно показывающая, какие власти могли претендовать на результаты труда mr.t или же на его физическую силу (если он не охранялся грамотой), служит неопровержимым доказательством того, что во времена Древнего царства mr.t были свободными людьми.

Это вывод полностью подтверждает надпись на стене гробницы Хуенху в Кусейр эл-Амарне времени VI династии. Здесь изображён владелец гробницы, которому приносят разнообразные жертвенные дары. Надпись над людьми, приносящими эти жертвы, гласит:

Иероглифический текст

«Приношение даров его детьми, его братьями, его правителями (поселений), его mr.t дома вечности...»16. Появление mr.t среди лиц, которые имеют возможность приносить дары умершим, необъяснимое, если они рабы, вполне понятно, если они свободные люди.

Коснусь ещё одного момента, на котором останавливается в своей статье Е.В. Черезов: это его утверждение, что Абидосская грамота Нефериркара угрожает преступнику превращением в mr.t. Он имеет при этом в виду следующие слова грамоты: «Если какой-либо человек нома привлечёт mr.t, который на поле бога, к деятельности и работе всякой нома, воистину дашь ты его в земледельческое управление храма, чтобы он был отдан сам в деятельность какую-либо или службу пахоты... (Если) какой-либо сер, какой-либо царский родственник, какой-либо начальник полиции распорядится вопреки этому указу, данному „великой зале”17, отнимется дом, поле, люди и вещи всякие, принадлежащие ему, и (он) будет отдан в деятельность какую-либо»18. Комментируя этот отрывок, Е.В. Черезов утверждает: «...из этого текста явствует, что как наказание преступника применялось превращение его в mr.t. Этот факт напоминает о широко известном во всём древнем мире обращении преступников в рабство». Хотя факт обращения преступников в рабство действительно не вызывает сомнения, из текста, однако, не вытекает, что этот преступник становится mr.t; в грамоте лишь сказано, что он отдаётся в pr Sna храма, к которому могли быть причислены люди различных категорий (см., например, отрывок из Коптосской грамоты, приведённый выше на стр. 5), в числе которых, без сомнения, были и рабы. Однако искать их надо не в mr.t, а в тех, которые обозначаются терминами Hm и isw. Если первый из этих терминов хорошо известен в значении «раб» и в последующие периоды египетской истории, то второй до сих пор засвидетельствован только надписями Древнего царства, и в Большом словаре египетского языка не зарегистрирован вовсе. Помимо случаев употребления слова Hm в надписях Древнего царства, которые я указал ещё в упоминавшейся выше статье относительно грамот защиты, следует указать на то, что оно не раз применяется в Текстах Пирамид. Что же до второго термина – isw «купленный», то он встречается только в двух надписях: одна из них высечена на стене гробницы Нисутнефера (времени IV династии). Здесь в числе лиц, сопровождающих погребальный кортеж умершего владельца гробницы, изображены два карлика, несущих подголовник и сандалии. Надписи над изображениями называют их: «купленный Джедефраанх» и «купленный Анхиуджес»19. В данном случае эти лица являются, повидимому, слугами. Другая надпись, полностью как-будто не опубликованная, вырезана на одной из плит Древнего царства (Каирский музей). Она гласит:

Иероглифический текст

«Купленные (isw) моего “дома вечности”, которых я приобрёл за цену, припечатанную в контракте, чтобы они выходили ко мне на голос в некрополе»20. Значение этой надписи не только в том, что она несколько раскрывает формальности, сопровождавшие приобретение раба, – она подтверждает положение, что среди имущества, предназначавшегося для обеспечения заупокойного культа, т.е. того, что надписи обозначают понятием pr D.t, имелись рабы.

С моим пониманием mr.t прекрасно согласуется указание надписи номарха Хенку, в которой мы читаем: «Укрепил я слабые поселения в этом номе людьми из других номов: те, которые были там mrw, сделаны здесь серами» (Urk., I, 78,6–7). Так как серами во времена Древнего царства назывались знатные лица, то трудно предположить, что Хенку стал бы хвалиться тем, что лиц, бывших в других областях рабами, он сделал своей знатью. Впрочем, Е.В. Черезов считает, что понятие mrw в надписи Хенку нельзя считать тождественным с mr.t, так как первое из них нужно переводить «люди». Большой словарь, действительно, даёт это слово, известное только из данной надписи, хоть и непосредственно за понятием mr.t, но под самостоятельной рубрикой, оставляя его без перевода21. И тем не менее мне представляется, что Иероглифический текст mrw  и Иероглифический текст mrt являются одним и тем же словом. В первом случае перед нами обычное множественное число от им.сущ. м.p. mr.(w?), во втором – образовавшееся от этого же слова коллективное существительное mr.t. В качестве аналогии могу указать на слово Иероглифический текст rmT, которое первоначально, как из­вестно22, употреблялось как существительное м.р. ед.ч. в значении «человек». В Древнем царстве от этого слова встречается обычное образование мн.ч. rmt.w, что можно видеть на примере Иероглифический текст rmt(w) jqrw «прекрасные люди» (Urk., I, 130, 7). Такое же образование встречается в одной надписи из Хатнуба времени XI династии:

Иероглифический текст

«Я же сделал то, что не делалось другими людьми»23. В этом тексте – мужской род и мн. число слова rmT.w явно подчёркнуто стоящим во мн.ч. и мужск. роде определением kw. Начиная со Среднего царства, мы уже встречаем коллективное существительное  Иероглифический текст, которое имеет уже обычное для египетских коллективных имён женское окончание t и употребляется в значении «люди». Думаю, что аналогичным путём шло образование и слова mr.(w?), множественное число которого сначала звучало как обычное mr.w, а затем было вытеснено коллективным именем существительным mr.t.

Следовательно, надпись из гробницы Хенку вполне может привлекаться для изучения положения mr.t, ибо это не какое-то другое слово, а пример его архаического написания.

Таким образом, весь известный мне материал, дающий какую-то характеристику положения mr.t, свидетельствует о том, что они были свободными людьми. Однако этот материал недостаточен для того, чтобы с уверенностью отнести mr.t к той или иной прослойке свободного населения. Мне кажется, что можно колебаться между двумя возможностями: в mr.t следует видеть либо общинников, либо свободных египтян, оторвавшихся от общины и работавших в хозяйстве храма или крупного рабовладельца. В первом случае мы имеем дело с положением, когда фараон, как высший земельный собственник, уступает храму принадлежавшее ему ранее право сбора с общинников всех видов ренты-налога. При втором толковании, которое мне кажется предпочтительнее, в mr.t следует видеть свободных египтян, в силу тех или иных причин оторвавшихся от общины, которые работали в храмовом хозяйстве или в хозяйстве крупного рабовладельца, и пользовались за это земельным наделом.

Противоречит ли такое понимание mr.t рабовладельческому характеру древнеегипетского общества? Отнюдь нет. И акад. В.В. Струве24 и акад. А.И. Тюменев25, и И.М. Дьяконов26 совершенно единодушно характеризуют «шуб-лугалей» древнего Шумера, то есть основную группу сельскохозяйственных работников храмового хозяйства, как лиц, получавших за свою службу земельный надел от храма. Акад. Н.М. Никольский устанавливает наличие системы раздачи мелких участков царской земли свободным производителям материальных благ в III тысячелетии в Аккаде27. Следовательно, установление наличия свободных работников в храмовом и вельможном хозяйстве древнего Египта во времена Древнего царства не представлялось бы чем-то исключительным. Однако, хотя предлагаемое понимание mr.t хорошо согласуется со всеми данными о них, которыми мы в настоящее время располагаем, его пока еще нельзя считать твёрдо установленным: оно является не больше, чем рабочей гипотезой.

Поскольку Е.В. Черезов в своей работе вновь затрагивает понятие xntj.w S и отсылает читателя к своей статье, посвящённой разбору этого термина28, необходимо кратко остановиться и на нём. Е.В. Черезов считает, что хентиуше – это мелкие землевладельцы, связанные между собой совместной службой и проживанием в одном пункте29. К этому выводу он приходит на основе анализа Дашурской грамоты фараона Пепи II, дарованной поселениям обеих пирамид царя Снефру, оговариваясь сам, что данные этой грамоты сравнительно скудны. Однако в противоположность mr.t, о которых крайне редко упоминают известные ныне надписи Древнего царства (кроме, конечно, иммунитетных грамот), понятие xntj-wS довольно часто встречается в гробничных надписях. Если даже взять только те из них, которые относятся ко времени VI династии, т.е. к тому периоду, к которому относится и Дашурская грамота, и в этих пределах ограничиться только теми случаями, когда понятие хентиуше непосредственно связано с названием пирамиды30, мы окажемся перед картиной, противоречащей той, которую рисует нам Е.В. Черезов. В самом деле, хентише пирамиды Тети был Мери (среди его титулов и должностей есть такие, как «князь, везирь и верховный судья, правитель городов Пе и Буто, начальник царского дворца, верховный жрец бога Ра» и пр.); хентише той же пирамиды фараона Тети (а также и пирамиды Пепи I) был сын только что названного лица, Меритети, в числе титулов которого мы видим такие, как «потомок царя» (его мать была, видимо, одной из царских дочерей), «князь, везирь и верховный судья, начальник царского дворца, верховный жрец пирамиды Пепи I» и другие. Хентиуше пирамиды Пепи I, т.е. того царя, который является «автором» Дашурской грамоты, помимо уже названного Меритети, были: 1) лицо, имя которого неизвестно, но которое носило звания: «единственный семер, первый после царя, хра­нитель царской печати, жрец-херихеб» и др. и 2) Птахиуфни – «начальник хентиуше дворца, начальник верфи, начальник царских ткацких мастерских, почтенный перед царём и семер дворца». Из числа хентиуше пирамиды Пепи II известны: 1) Пепинахт: он «князь, единственный семер, царский наместник Нехена, начальник чужеземных стран, верховный жрец Нехеба» и др.; 2) неизвестное лицо, которое имеет среди своих титулов такие, как «князь, единственный семер, хранитель царской печати, глава смен жрецов пирамиды Пепи II» и др., 3) хентише той же пирамиды Пепи II был Сабни, о котором ниже, так как он довольно подробно рассказывает о том, как он стал хентише.

Приведённые примеры с полной очевидностью показывают, что все те лица, которые являлись хентиуше какой-либо пирамиды, принадлежали к высшим слоям рабовладельческой знати. Поэтому видеть в хентиуше мелких земельных собственников совершенно невозможно. Наиболее отчётливо это показывает биография Сабни, начертанная на стенах его гробницы, расположенной напротив Элефантины. Начало надписи не сохранилось. В оставшейся её части сообщается, что к Сабни явилось несколько чиновников, повидимому, бывших участниками экспедиции, которую возглавлял отец Сабни, Менху («князь, хранитель царской печати, начальник областей юга, единственный семер и жрец-херихеб»), с сообщением о том, что Менху во время экспедиции умер (а может быть, был убит). Тогда Сабни, взяв «...отряд своего дома вечности и 100 ослов», отправился завершить дело, начатое его отцом, и чтобы доставить тело своего отца на родину для погребения. Далее надпись сообщает, что Сабни успешно справился со своей задачей и не только привёз на родину тело своего отца, но привёл с собой большой караван негров с захваченной добычей. Сабни сообщает фараону о своём успешном возвращении и отсылает ему добычу, среди которой упоминается слоновый клык в шесть локтей (т.е. около 312 см). Он получает за это царскую награду, позднее едет сам в царскую резиденцию в Мемфис с новой добычей и получает новую награду (Urk., I, 1409-14):

Иероглифический текст

«Было дано мне [x +]34 аруры31 полей в землях Нижнего и Верхнего Египта, в качестве хентише пирамиды Менанхнеферкара, чтобы вознаградить “слугу там”».

Таким образом, очевидно, что: 1) хентиуше не жили вместе, ибо это звание лишь одно из многих почётных и доходных званий знатного человека; 2) владения, которые получал хентише, судя по примеру Сабни, располагались в разных частях Египта и 3) считать хентиуше мелкими земельными собственниками никак нельзя.

Что же касается до mr.t, то, как мы видели, имеющийся материал вре­мени Древнего царства показывает, что mr.t этого периода не подходит под понятие раба. На очереди – просмотр данных от времени Среднего и Нового царств.

Примечания

  1. Baillet J. Les noms de l’esclave en egyptien // Rec. de Trav. тт. 27, 28 и 29. (1905–1907).
  2. Струве В. В. Проблема зарождения, развития и разложения обществ древнего Востока // ИГАИМК. Вып. 77. С. 96.
  3. Их переводы, местами нуждаюиеся в исправлениях, см. в указанной моей статье, стр. 94–112.
  4. Имеется в виду работа Е.В. Черезова, ВДИ, 1950, № 4, стр. 166 сл.
  5. Большой словарь египетского языка даёт для глагола iTj два значения: «захватывать» (как и переводит это понятие Е.В. Черезов) и «привлекать», которое мне кажется предпочтительнее.
  6. Urk., I, 17013–15 и 1717–9.
  7. Это, повидимому, какие-то жреческие должности.
  8. Так, в достаточной мере условно, я перевожу термин pr Sna.
  9. Urk., 28017–2814.
  10. Ук. соч., стр. 42. Необходимо отметить, что текст этих строк не содержит никакой лакуны; поэтому восстановление здесь слов «и имущество», имеющее в переводе Е. В. Черезова, объясняется, очевидно, его желанием доказать, что всё последуещее есть только расшифровка того, в чём состояло имущество жрецов.
  11. Urk., I, 2893–29911.
  12. Ts.j, букв. «понимать», здесь в значении «привлекать».
  13. Т.е. поместить их в списки лиц, обязанных нечто выполнять.
  14. См. предыдущее примечание.
  15. Маркс К. Капитал. Т. I.– М., 1949. С. 542.
  16. Ann. Du Serv. Т. XII. 1912. С. 140.
  17. Зал, где фараон творил суд, издавал указы и давал аудиенции.
  18. Urk., I, 1721–8. В своей статье Е.В. Черезов, воспроизводя иероглифический текст этого отрывка грамоты по изданию Зете, почему-то выпустил в нём две предпоследние строки, никак это не оговорив, и соответственно его переводит, опять-таки без всяких оговорок, как сплошной текст. Непонятно также, почему иероглиф (в 3-й строке) он переводит правильно «деятельность», в 4-й строке опускает при переводе, а в конце последней строки переводит «принудительная работа».
  19. Junker H. Giza. Т. III. 1938. С. 180 сл.
  20. Плита Каирского музея № 56994. Этот отрывок приведён в статье J. Clere в «Melanges Maspero», I, стр. 785.
  21. Указания Словаря «Bezeichnung von Personen» нельзя переводить «люди» (как это делает Е.В. Черезов) – оно всего лишь указывает, что данный термин употреблялся для «обозначения людей»; дать точный передов его авторы Словаря затрудняются.
  22. Lefebvre G. Grammaire de l’egyptien classique.– Le Caire, 1940, § 123.
  23. Хатнубская надпись № 22, 17–18 (Anthes R. Die Felseninschriften von Hatnub.– Lpz., 1928.
  24. См., например, Струве В.В. Очерки социально-экономической истории древнего Востока.– М.;Л, 1934. С. 15 сл.
  25. Тюменев А.И. Хозяйственный персонал храма Бау в Лагаше… // ВДИ. 1948. 1. С. 21 сл.
  26. Дьяконов И.М. О площади и составе населения шумерского «города-государства» // ВДИ. 1950. 2. С. 88 сл.
  27. Никольский Н.М. Частное землевладение и землепользование в древнем Двуречье.– Минск, 1948. С. 22.
  28. Черезов Е.В. К вопросу о хентиуше – мелких землевладельцах в древнем Египте // ВДИ. 1950. 4. С. 166 сл.
  29. Там же, стр. 169. Приведённые в этой статье данные действительно говорят о том, что хентиуше были землевладельцами, однако в этих материалах нет никаких сведений о том, что они были мелкими землевладельцами.
  30. Таким образом, я сознательно отстраняю все те случаи, когда звание хентише соединено с указанием, что это «начальник хентиуше» или «хентиуше фараона», когда мне могут сказать, что это, якобы, не те хентиуше, о которых говорит Дашурская грамота.
  31. Исходя из нормального расположения знаков при написании числительных, в лакуне следовало бы восстановить ещё один или, вернее, два знака для 10. Таким образом, Сабни, при его назначении хентише пирамиды Пепи II, было подарено либо 44, либо 54 аруры земли (одна арура = 2735 кв. м, что составляет около 0,27 га). В условиях поливного земледелия участок, подаренный Сабни, представляется достаточно большим.
Автор: Лурье И.М.  •   Метки: ВДИ Старое царство древнеегипетские категории стратификация  •   Дата публикации: 30 Марта 2009 года