Странствия Синухета

• Древний Египет → Источники → Странствия Синухета •

• Информер в твой блог •

• Добавьте в закладки •

Цитируется по изданию: История Древнего Востока: Тексты и документы / Под редакцией В.И. Кузищина.— М., 2002. С. 25—33.

Автор перевода и комментариев: Томашевич О.В.

Перевод сделан по изданиям: Blackman А.М. Middle-Egyptian Stones Brussels, 1923; Bams G.W. The Aslimolean Ostiacon of «Sinuhe» London, 1952.

Наиболее полные списки этого придворного романа XX в. до н.э. сохранились на двух иератических папирусах эпохи Среднего царства из Берлинского музея (обозначаются «В» и «R») и двух самых больших из найденных остраконов (находятся в Эшмолеанском и Каирском музеях и датируются временем XIX—XX династий). Более тридцати известных фрагментов свидетельствуют об огром­ной популярности истории Синухета как классического литературного памятника.


(R 1) Родовитый князь, управитель областей Повелителя в землях бедуинов, воистину известный царю, любимый им, провожатый Синухет говорит он: «Я — провожатый, сопровождающий владыку своего, слуга женской половины дворца государыни, премного восхваляемой, жены царя Сенусерта, [покоящегося] в Хнумсут, дочери царя Аменемхата [покоящегося] в Канефру, Нефру, достопочтенной.

Египетские воины
Египетские воины. Дейр эль-Бахри. Храм Хатшепсут.
(Фото: Hans Bernhard)

Год 30-й, третий месяц половодья, день 7-й: поднялся бог к горизонту своему, царь Верхнего и Нижнего Египта Схетепибра вознёсся в небеса (и) воссоединился с солнцем; божественная плоть слилась с создавшим её. [Царская] резиденция безмолвствует, сердца в печали. Великие врата заперты, (R 10) придворные скорбят, знать плачет. (А) Его Величество послал войско против страны Чемеху, его старший сын, бог благой Сенусерт возглавлял его. Он был послан разгромить чужеземные нагорья, покарать [мятежников,] находящихся среди ливийцев-чехену.

[И когда] он возвращался, ведя пленников-чехену и всякий скот без числа, придворные сановники послали на западную границу известие для царевича о случившемся в зале для аудиенций. Нашли его гонцы в пути, (R 20) достигли они его в пору ночную. Ни мгновения не промедлил он — соколом полетел с провожатыми своими, не дав знать об этом своему войску.

Но послали (и) к (другим) царским детям, находившимся при нём в войске этом, (и) позвали одного из них. Я стоял [рядом], (В 1) слышал его голос, когда он говорил, (и) оказался вблизи заговорщиков. Сердце моё смутилось, руки мои опустились, дрожь охватила всё моё тело. Я опрометью бросился бежать в поисках места укромного. Я спрятался меж двух кустов, предоставив дорогу идущему по ней. Я двинулся в путь на юг, не помышляя вернуться в резиденцию. Думал я, что случится резня, и не надеялся [остаться] в живых после неё. Пересёк я [озеро?] Маати вблизи [святилища] Сикомора. Прибыл я на Остров Снофру, провёл я день на окраине поля.

(В 10) [Когда] я отправился в путь, был [ещё] день. Встретил я человека, стоявшего у края дороги. Он почтительно меня приветствовал, я же боялся его. Наступило время ужина, [и] я достиг Негау (Гау). Переправился я в грузовой ладье без рулевого весла под западным ветром. Я прошёл к востоку от камено­ломни, выше Владычицы Красной горы. [Затем] направил я стопы свои на север и дошёл до Стен Повелителя, сооружённых, чтобы отражать бедуинов [и] сокрушать кочующих по пескам. Пригнулся я в кустах в страхе, что заметит меня с крепостной стены стража, несущая вахту свою. Тронулся (В 20) я [дальше] ночной порою. [Когда] озарилась земля, я достиг Петена. Остановился я на острове Великой черноты. Напала [на меня] жажда, настигла она меня. Изне­могал я, горло моё пьшало, и подумал я: «Это вкус смерти!» [Но] воспрял я духом и собрал силы, [ибо] услышал мычание скота. Я увидел бедуинов, [и] узнал меня их вождь, бывавший в Египте. Дал он мне воды, [пока] кипятили для меня молоко. Отправился я с ним к его племени, и они хорошо обошлись со мной.

Передавала меня страна стране. Покинул я Библ, повернул к Кедему. Провёл я (В 30) там полтора года. Принял меня [к себе] Амуненши — властитель Верхней Речену Сказал он мне: «Хорошо тебе будет со мною, будешь слышать ты египетскую речь». Сказал он так, ибо знал о моих достоинствах, слышал о моей удачливости — свидетельствовали обо мне египтяне, находившиеся там, при нём.

[И] затем спросил он меня: «Почему ты пришёл сюда? Не случилось ли чего в резиденции?» Ответил я ему: «Царь Верхнего и Нижнего Египта Схетепибра удалился за горизонт. Неизвестно, что произойдёт из-за этого».

Но сказал я неправду: «Когда я вернулся из похода на страну Чемеху, мне сообщили [об этом]. Рассудок мой помутился, сердца не было в моём теле. Оно увлекло (В 40) меня на путь бегства, [хотя] не злословили обо мне, не плевали в лицо моё, не слыхал я осуждающего слова [и] не слышали имени моего из уст глашатая. Я не знаю, что привело меня в эту чужеземную страну. Это подобно воле бога, подобно тому, как если бы житель Дельты увидел себя на Элефантине, человек Болот — в Нубии».

Тогда спросил он меня: «Как же будет эта земля [Египет] без него, этого благодетельного бога, страхом перед которым проникнуты чужеземные страны, как перед Сохмет в годину чумы?» Сказал я ему в ответ: «Несомненно, сын его вступил во дворец и принял наследство отца. Он — бог, нет равного ему, не было подобного ему прежде. Он — владыка мудрости: замыслы его превосходны, повеления отменны. Отправляются и возвращаются по его приказу. (В 50) Это он покорял чужеземные страны, меж тем как отец его пребывал во дворце. Он сообщал отцу, что предписанное свершено. Это богатырь, действующий дланью своей, храбрец, которому нет равного, когда видят его нападающим на чужеземцев и вступающим в схватку. Он тот, кто пригибает рога и ослабляет руки [врагов] так, что они не могут сомкнуть боевые ряды. Он — каратель, дробящий головы, не устоять рядом с ним. Он тот, кто широко шагает, уничтожая беглеца, бесчисленны показывающие ему спину. Он стоек сердцем в момент атаки. Он поворачивает [других], но не показывает свою спину. Он отважен сердцем при виде множества [врагов], не допускает он в сердце слабость. (В 60) Неустрашим он, [когда] видит обитателей Востока. Радость его — нападение на чужеземцев. Когда он хватает свой щит, попирая [врагов], не повторяет он удар, убивая. Нет никого, кто спасся бы от стрелы его, никого, кто натянул бы его лук. Чужеземцы бегут от рук его, как перед мощью Великой. Сражается он без остановки, не щадит он никого.

Различные народы
Различные народы, известные египтянам
Зарисовка из древнеегипетской гробницы

Он — владыка обаяния, великий сладостью, покоряет он любовью. Его город любит его более себя самого и радуется ему более, чем своему богу. Проходят мужчины и женщины, приветствуя его,— он царь! Он побеждал [уже] в утробе матери, (В 70) его лик устремлён к этому с рождения. Он умножает тех, кто родился вместе с ним. Он единственный данный богом. Как ликует страна эта, которой он правит! Он тот, кто расширяет её границы, захватит он страны южные, не посчитается он с чужими землями северными, [так как] он создан, чтобы побеждать бедуинов, чтобы попирать кочующих по пескам.

Пошли к нему, пусть узнает он имя твоё в качестве верного [слуги] вдали Его Величества. Не преминёт он делать добро чужой стране, которая находится на воде его».

Тогда сказал он мне: «Несомненно, Египет благоденствует, зная силу его. [Но] ты здесь, останешься со мной. Добро сделаю я тебе».

Поставил он меня во главе своих детей, женил на своей старшей дочери. Дал он мне выбрать (В 80) [участок] из лучших земель, что были у него на границе с другой страной.

Это [была] земля прекрасная, именуемая Иаа. Смоквы были там и виноград, [а] вина было больше, чем воды. В изобилии мёд и много оливкового масла, фрукты всевозможные на деревьях её. Были там ячмень и полба, бесчисленные стада всякого скота. Велики были выгоды мои в качестве его любимца.

Назначил он меня вождём одного из лучших племён его страны. Готовили для меня хлеба, напиток-минт и вино ежедневно, варёное мясо, жареную птицу, не считая мелкого скота пустыни, который ловили (В 90) для меня западнями и складывали передо мной, без учёта того, что приносили мои охотничьи собаки. Приготовляли для меня много [сладостей и] различные молочные кушанья. Так провёл я много лет. Дети мои стали богатырями: каждый — властитель племени своего. Гонец, отправлявшийся на север или на юг в резиденцию, останавливался у меня, [ибо] принимал я у себя всех. Я давал воду жаждущему, указывал дорогу заблудившемуся, спасал ограбленного.

[Когда] бедуины вынуждены были защищаться от властителей чужеземных стран, я давал советы при их передвижениях. Этот вождь Речену [Амуненши] повелел, чтобы в [течение] многих лет я был во главе его войска. Я побеждал каждую страну, против которой я выступал, оттесняя с пастбищ и от колодцев её. Я захватывал её стада, угонял её жителей, забиралось продовольствие их, [и] убивал я её людей моей дланью, моим луком, моими атаками [и] превосходными [военными] замыслами. Покорил я его сердце, [и] он полюбил меня, ибо узнал он доблесть мою. Он поставил меня во главе детей своих, ибо увидел силу рук моих.

Пришёл силач из Речену, вызвал он меня (В 110) из шатра моего. Это был сорви-голова, не имевший равного, [ибо] подчинил он [страну] всю. Сказал он, что будет биться со мною, [так как] задумал он убить меня [и] замыслил захватить мой скот по совету племени своего. Этот вождь [Амуненши] советовался со мной. И сказал я: «Я не знаю его. Разве я друг его, чтобы разгуливать в стойбище его? Разве я открывал его загон [или] перелезал через его ограду? Злоба это, ибо видит он меня выполняющим его [Амуненши] поручения. Конечно, я подобен быку из рассеявшегося стада в чужом стаде: нападает на него вожак, (В 120) бодает его длиннорогий бык. Разве любим простолюдин в качестве лица начальственного? Нет чужеземца, который был бы заодно с обитателем Дельты! Что может прикрепить папирус к горе? Когда бык желает сразиться, то захочет ли другой [боевой] бык отступить из страха померяться с ним силами? Если сердце его [рвется] к битве, пусть выскажет своё желание! Разве бог не ведает, что им предопределено? Он знает!»

Ночью натянул я [тетиву] лука моего, разложил стрелы мои, наточил кинжал мой, почистил своё оружие. Когда озарилась земля, пришли [обитатели] Речену (В 130); созвала [страна] племена её, собрала земли обеих её половин — она задумала эту битву.

Он пошёл на меня, [а] я выжидал вблизи его. Все сердца боялись за меня. Женщины и мужчины галдели, каждое сердце сострадало мне. Они говорили: «Найдётся ли другой богатырь, который может сразиться с ним?»

[И] вот его щит, его боевой топор, его охапка дротиков упали. Когда я выманил его оружие, сделал я [так, что] миновали меня стрелы его без результата, одна за другой. [Тогда] он бросился на меня, [и] я пронзил его, [причём] моя стрела застряла в его шее. Он завопил [и] пал ниц, [а] я его добил его же боевым топором. Я издал победный клич на спине его, [а] все азиаты взревели. Я вознёс хвалу [богу] Монту, потому что сторона его восторжествовала. Властитель этот, Амуненши, заключил меня в объятия.

Я забрал имущество [убитого], захватил скот его. То, что он замыслил сделать против меня,— совершил я против него. Я завладел тем, что [было] в шатре его, опустошил его стойбище. Возвысился я вследствие этого, увеличил богатства свои, преумножил скот.

Так бог смилостивился над тем, на кого гневался, изгнав в чужеземную страну. Теперь сердце его умиротворено.

Бежит (из Египта) [очередной] беглец, а обо мне — благоприятные (В 150) свидетельства в резиденции. Ползёт [из Египта] ползущий от голода, [а] я даю хлеб постороннему. Покидает человек страну свою из-за наготы, [а] я владею белым виссоном. Бросает человек [свои дела] за неимением кого бы послать [вместо себя], [а] я богат слугами. Хорош мой дом, просторны мои владения, помнят обо мне во дворце.

О бог, кто бы ты ни был, предначертавший бегство это! Смилуйся, верни меня в резиденцию! Верую, ты позволишь мне увидеть место, где пребывает моё сердце! Что может быть важнее, чем погребение моего тела в земле, где я родился? (В 160) Приди на помощь! Счастливое событие свершилось — я умиротворил бога! Да поступит он подобным образом, чтобы облагодетельствовать конец жизни того, на кого он гневался, да сжалится он над изгнанным жить на чужбине! Если теперь он умиротворён, да внемлет он мольбе пребывающего вдали, да протянет руку тому, кого заставил скитаться по земле, [чтобы вернуть его] в место, откуда он его увёл.

Да будет милостив ко мне царь Египта, [дабы] жил я милостями его! Да поприветствую я владычицу страны, которая во дворце его! Да услышу я поручения её детей! Да помолодеет тело моё, [ибо] навалилась старость, одолела дряхлость, отяжелели веки мои, ослабли руки, [а] (В 170) ноги отказываются ходить. Устало сердце, смерть приблизилась ко мне. [Когда] проводят меня в град вечности, да буду я сопровождать Владычицу Вселенной. Пусть расскажет она мне о красоте её детей, пребывая вечно надо мной!

Сообщили его Величеству, царю Верхнего и Нижнего Египта Хеперкара правогласному о положении, в котором я оказался. Тогда его Величество послал ко мне с царскими дарами, чтобы обрадовать сердце слуги покорного, словно властителю какой-нибудь чужеземной страны [а] царские дети во дворце его передали мне свои поручения.

Копия указа, доставленного слуге покорному, относительно возвращения его в Египет:

«Хор, живуший рождениями. Обе Владычицы, живушие рождениями, царь Верхнего и Нижнего Египта Хеперкара, сын Ра (В 180) Сенусерт, да живёт он вечно-вековечно. Указ царя провожатому Синухету:

Этот царский указ доставлен тебе, чтобы сообщить тебе [следующее]: ты обошёл чужие страны, прошёл от Кедема до Речену. Передавала тебя страна стране по совету сердца твоего. Что совершил ты, чтобы действовать против тебя? Ты не злословил — не надо отвергать речи твои. Ты не выступал против Совета высших сановников — не надо опровергать твои высказывания. Этот замысел увлёк сердце твоё, хотя ничего не было в моём сердце против тебя. Это твоё небо, которое во дворце, [и] сегодня живёт и здравствует. Увенчана голова её [убором] царственности над землёй [египетской], дети её в зале аудиенций. Ты будешь копить ценности, которые они будут тебе давать, ты будешь жить от их щедрот.

Возвращайся в Египет! Ты увидишь резиденцию, где ты вырос, поцелуешь землю у Великих врат, войдешь в [круг] придворных сановников.

[Ведь] сейчас ты [уже] начал (В 190) стареть, потерял мужскую силу. Подумай о дне погребения, о сопричислении к чтимым. Предназначат тебе ночь масла [и] погребальных пелен из рук [богини] Таит. Устроят для тебя похоронную процессию в день предания [тела] земле. Будет гроб из золота с головой, [украшенной] лазуритом, [и] небо над тобою. Поместят тебя в ковчег, который потянут быки. Певцы будут перед [процессией] и исполнят танец муу у входа в твою гробницу. Огласят список поминальных жертв для тебя, совершат заклания [скота] у жертвенников твоих. Колонны твои [в гробнице] воздвигнут из белого известняка среди [гробниц] царских детей. Не умрёшь ты в чужой стране! Не похоронят тебя азиаты, не завернут тебя в баранью шкуру, устраивая убогую могилу. Хватит скитаться по земле! Подумай о своём теле и возвращайся!»

Достиг меня этот указ, когда я стоял (В 200) посреди моего племени. Прочитали мне его, и я простёрся ниц, коснулся земли и посыпал ею свои волосы. Обошёл я своё стойбище, радостно восклицая: «Как сие сделано для слуги, чьё сердце увлекло его в чужие страны? Воистину, прекрасна милость, спасающая меня от руки смерти! Твой Ка позволит мне скончаться на родине!»

Копия ответа на этот указ: «Слуга дворца, Синухет, говорит:

«В прекраснейшем мире! Что касается бегства, совершённого покорным слугой в неведении его, оно известно твоему Ка, бог благой, владыка Обеих Земель, возлюбленный Ра, чтимый Монту-владыкой-Фив, Амуном-владыкой-престолов-Обеих-Земель, Себеком-Ра, Хором, Хатхор, Атумом с его Девяткой [богов], Сопду-Нефербау-Семсеру, Хором восточным, Владычицей Буто — да охра­няет она главу твою,— Тридцатью богами над водой, Мином-Хором-чужеземных стран, Уререт-владычицей-Пунта (В 210), Нут, Хоруром, Ра, всеми богами Египта [и] островов Великой Зелени. Да ниспошлют они жизнь и процветание ноздрям твоим, да наделят они тебя своими дарами [и] дадут тебе вечность без границ, бесконечность без предела. Да распространится страх перед тобой по горам и долам, [ибо] ты подчинил [себе] всё, что обходит солнце. Это мольба покорного слуги к господину его, спасающему от Аменти. Владыка знания, познавший род людской, он понял в величии дворца, что покорный слуга боится говорить это, [ибо] сие подобно тому, что повторить тяжело.

Великий бог, подобие Ра, вразумляюший того, кто служит ему по доброй воле. Покорный слуга — в руках того, кто заботится о нём, находится он под водитель­ством [господина]. Твоё Величество — Хор-победитель! Твои руки сильнее, чем все земли! Да прикажет твоё Величество привести Меки из Кедема, (В 220) Хентиауша из Хенткешу, Менуса из земель финикийских. Это властители с известными именами, выросшие в любви к тебе, не говоря уже о [стране] Речену: она тебе предана подобно псам твоим.

Что касается бегства, совершённого покорным слугой, не замышлял я его, не было его в сердце моём. Не задумывал я его, [и] не знаю я, что сорвало меня с места моего. [Это было] подобно сну, как если бы увидел себя житель Дельты на Элефантине, человек Болот — в Нубии. Я не боялся, [так как] не было погони за спиной моей, не слыхал я осуждающего слова и не слышали имени моего из уст глашатая. Однако дрожало, тело моё, ноги мои пустились бежать, сердце моё увлекло меня. Бог, предопределивший бегство это, (В 230) увёл меня.

Я не самонадеян: боится человек, знающий свою страну, [так как] Ра вселил страх перед тобой в Египте, ужас перед тобой в чужеземных странах. В резиденции я или в этом месте, ты тот, кто закрывает этот горизонт, солнце восходит по желанию твоему, вода в реке — её пьют, когда ты захочешь, воздух в небе — вдыхают его, когда ты скажешь. Слуга покорный оставит наследство потомству, рождённому здесь. Да поступит твоё Величество по желанию своему: [ибо] живут воздухом, который даёшь ты. Да возлюбят Ра, Хор, Хатхор ноздри твои досточ­тимые! Да пожелает Монту-владыка-Фив, чтобы жили они вечно!»

И вот пришли за этим покорным слугой. Позволили мне провести [ещё один] день в Иаа, чтобы передать добро моё детям моим. Мой старший сын [стал] во главе моего племени, [так что] (В 240) моё племя и всё моё имущество [перешло] в руки его: и люди мои, и весь мой скот, все мои припасы и фруктовые деревья.

Затем отправился покорный слуга на юг. Я остановился у Путей Хора. Начальник пограничной стражи там послал гонца в резиденцию, чтобы дать знать [об этом]. И повелел Его Величество отправиться в путь умелому начальнику работников царского дома и за ним суда, нагруженные дарами царя для бедуинов, провожавших меня к Путям Хора. Я назвал каждого из них по имени. Каждый слуга был при деле своём: [когда] отплыл я под парусом, месили и процеживали [пиво] рядом со мной, [пока] не достиг я Иту.

Едва рассвело, пришли звать меня. Пришли десять человек, десять человек отправились, чтобы проводить меня во дворец. [Когда] коснулся я челом земли между сфинксами, (В 250) царские дети стояли во вратах, встречая меня. Придворные сановники, вводящие в окаймленный колоннами двор, указывали мне дорогу в залу для аудиенций.

Я застал Его Величество [восседающим] на троне под навесом из чистого золота. Распростёрся я на животе своём перед ним и обеспамятел. Этот бог приветствовал меня милостиво, я же был подобен человеку, охваченному мраком. Ба (душа) покинула меня, тело моё обессилело, не было [больше] сердца в груди моей — я был ни жив ни мёртв. И сказал Его Величество одному из этих сановников: «Подними его, пусть говорит со мною». Затем Его Величество промолвил: «Вот ты вернулся, обойдя чужеземные страны. Скитания взяли своё — ты одряхлел, подступила старость. Немаловажное дело — погребение тела. Ты не будешь похоронен чужеземцами. (В 260) Не поступай же, не поступай же так впредь! Не говоришь ты, [хотя] названо имя твоё». Я боялся наказания и ответил испуганно: «Что говорит мне господин мой? Если бы я мог сказать, что не я сделал [это]! Это была длань бога, ужас, пребывающий во мне ныне, подобен толкнувшему [меня] к бегству предопределённому. Вот я пред тобою! Тебе принадлежит жизнь! Да поступит Твоё Величество по желанию своему!»

Повелели привести царских детей. И сказал Его Величество жене царёвой: «Посмотри, Синухет вернулся как азиат, рождённый бедуинами». Она пронзи­тельно всрикнула, [а] царские дети завизжали все вместе. И воскликнули они, [отвечая] Его Величеству: «Это не он воистину, господин, владыка наш!» [Но] промолвил Его Величество: «Это воистину он». [Тогда] принесли они свои ожерелья, трещотки и систры с собой и поднесли Его Величеству [со словами]:

(В 270) «[Протяни] свои руки, [о] царь вечноправящий, к Прекрасной, к убранству Владычицы неба! Да ниспошлёт Золотая жизнь твоим ноздрям. Да соединится с тобой Владычица звёзд! Да спустится вниз по течению венец Верховья и поднимется вверх по течению венец Низовья, да соединятся они воедино по слову Твоего Величества! Да поместят урей на челе твоём, [чтобы] ты оградил бедных от несчастья! Да будет милостив к тебе Ра, владыка Обеих Земель! Хвала тебе и владычице Вселенной! Ослабь свой лук, отложи свою стрелу. Дай воздух тому, кто задыхается! Пожалуй нам наш дорогой подарок — этого «шейха», сына Мехит, чужеземца, рождённого в Египте! Только из страха перед тобой совершил он бегство. Только из ужаса перед тобой покинул он страну. Не побледнеет лицо видящего твой лик, не ужаснётся глаз, смотрящий на тебя!»

И сказал Его Величество: «Пусть он не боится, пусть (В 280) не поддаётся страху! Станет он сановником (семером) среди вельмож, будучи введён в круг придворных. Ступайте в утренние покои, [чтобы] сделать для него всё необходи­мое».

Вышел я из залы аудиенций, [причём] царские дети поддерживали меня под руки, и мы направились к Великим вратам. Поместили меня в доме царевича. Роскошно [было] в нём: умывальная комната, зеркала [и] драгоценности из сокровищницы были там: одежды из царского льна, мирра и первосортное масло [достойное] царя и вельмож, которых он любит,— в каждом помещении. (В 290) Каждый слуга был при деле своём. Годы были сброшены с моих плеч, побрили меня, причесали мои волосы. Грязь и паразиты были отданы нагорьям, одежды кочевника — пескам. Я был облачён в тонкое льняное полотно, умащён первосор­тным маслом, возлёг на кровать. Предоставил я пески живущим среди них, деревянное масло — тому, кто умащается им.

Мне пожаловали дом с садом, приличествующий придворному сановнику. Много мастеров строили его, и все деревья были посажены заново. Мне приносили кушанья из дворца три-четыре раза в день сверх даваемого царскими детьми — [причём] ни на миг не было промедления.

(В 300) Была воздвигнута для меня гробница из камня среди гробниц. Начальник камнесечцев разметил участок [для] неё, начальник рисовальщиков наметил [контуры рельефов], резчики [их] высекали. Начальники работ в некро­поле обустраивали её. Всё убранство погребальной камеры было изготовлено. Назначили мне заупокойных жрецов, установили мне заупокойное владение (?) с полями перед моим пристанищем, подобно тому как делается для верховного сановника. Моя статуя была позолочена, [причём] её опоясание — из чистого золота. Это Его Величество повелел сделать её. Нет подданного, для которого было бы сделано что-либо подобное! (В 310) И был я в милости у царя, [пока] не пришёл день смерти».

Доведено от начала до конца в соответствии с тем, что найдено в рукописи.

Примечания