Померанцева Н.А. Две скульптурные модели собрания Государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина

• Древний Египет → Библиотека → Померанцева Н.А. Две скульптурные модели собрания Государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина •

• Информер в твой блог •

• Добавьте в закладки •

Померанцева Н.А. Две скульптурные модели собрания Государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина. // ВДИ. 1971. 3. С. 87—91.

Две публикуемые здесь скульптурные головки из собрания Государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина (инв. № 4120 и 4121; нильский ил; высота 10,5 и 8,5 см) до сих пор не были изданы, если не считать краткого упоминания о них в статье Т.Н. Бороздиной.

Скульптурная модель. ГМИИ
Скульптурная модель. ГМИИ 4120.
(Карточка памятника)

Обе головки ГМИИ отмечены поразительным сходством черт лица, манеры и стиля исполнения. Голова имеет яйцевидную форму; лицо — слегка удлинённое, с мягким овалом щёк и округлостью подбородка. Голова № 4120 отделана более тщательно, детали лица проработаны контрастнее. Головной убор не закончен, а лишь пройден в общих чертах. Выпуклое глазное яблоко передано объёмно, брови, обведённые рельефным ободком, намечены слегка, линия век выступающим контуром обрамляет глаза. Уши совсем не проработаны, конец носа стёрт. Губы слабо моделированы, но традиционная улыбка заметна достаточно отчётливо, уголки губ лежат на разном уровне. Переносица очень тонкая, благодаря чему создаётся резкая затенённость глазных впадин, а сами глаза выглядят более выпуклыми. Поверхность лица моделирована в самых общих чертах, чуть заметна выпуклость скул и понижение объёма к глазным впадинам. Нос имеет небольшое расширение книзу (подобная же форма носа и у головки Бруклинского музея). Что касается склада лица, то можно отметить в нём полное отсутствие эллинских элементов — весь облик выявляет чисто египетские черты и даёт все основания говорить об исполнении обеих головок местным мастером.

Другая головка — № 4121 — аналогична первой по приёмам исполнения, но сделана грубее и менее закончена. Форма головы несколько круглее, поверхность лица проработана вяло, хотя тот же светотеневой приём применён и здесь. Рот более растянутый, губы шире, кончик носа расширяется книзу. Прорабатывая детали, мастер сосредоточивает внимание на тех же элементах, что и в предыдущем памятнике. Пропорции лица выдержаны в принятых канонизированных соотношениях, характерных для древнеегипетской пластики.

Публикуемые головки могут быть отнесены к группе так называемых скульптурных моделей, ещё не исследованных всесторонне. Впервые так называемые скульптурные модели (собрания Каирского музея) были должным образом изучены и опубликованы в классическом труде С. Эдгара. В последующих трудах скульптурным моделям отводилось уже определённое место. В советской науке эта группа памятников и связанные с ней проблемы были освещены в работах В.В. Павлова.

Скульптурная модель. ГМИИ
Скульптурная модель. ГМИИ 4121.
(Карточка памятника)

Понятие и термин скульптурной модели, как его обычно употребляют египтологи, обнимает собою широкий круг памятников, объясняющих нам процесс и приёмы работы египетских мастеров и шире — творческий метод египетских художников. Подавляющее большинство скульптурных моделей относится к I тыс до н.э. — эпохе, когда местные художественные традиции вошли в соприкосновение с греко-римской культурой. Мастера, создававшие модели, следовали традициям «классического» Египта с целью сохранения чистоты канонизированных типов изображения.

Модели позднего времени не портретны, в то время как памятники этой же группы Древнего царства представляли собой портретные образцы. К скульптурным моделям относят и так называемые «гизехские (резервные) головы». Условность трактовки формы моделей ГМИИ из нильского ила с первого взгляда напоминает «гизехские головы», хотя стиль исполнения памятников различен. Общность между ними наблюдается благодаря тому, что мастера позднего времени следовали традициям, восходящим к эпохе Древнего царстваи продолжавшим существовать вплоть до птолемеевской эпохи. В моделях позднего времени ясно прослеживается отход от портретности в сторону идеализации образа.

«Скульптурные модели» подразделяются на несколько групп. Прежде всего нам известны модели в настоящем смысле слова, т.е. произведения, созданные как образцы, своего рода эталоны, помогавшие мастеру освоить канон. Далее, до нас дошло большое количество памятников, показывающих весь процесс работы мастера или ученика: например, памятники, где блок камня покрыт сеткой квадратов для соблюдения нужных пропорций, согласно канону. Наконец, мы сталкиваемся с моделями, так сказать, вспомогательного назначения — гипсовыми масками, слепками отдельных частей фигуры: рук, стопы, торса и другими подобными моделями (они есть в собрании Гос. музея изобразительных искусств).

Голова богини Хатхор. Бруклинский музей
Голова богини Хатхор. Бруклинский музей 5378.
(Карточка памятника)

К какой из групп этого рода памятников следует отнести издаваемые здесь две скульптурные головки? Остановимся предварительно на вопросе о материале.

Скульптурные модели, как правило, выполнялись из известняка — мягкого камня, легко поддающегося обработке. На известняке хорошо видны и вспомогательные линии сетки квадратов и другие подобного рода пометки. Издаваемые же головки сделаны из нильского ила. К этому материалу египетские мастера прибегали крайне редко.

В работе А. Лукаса об основных материалах и ремесленных производствах древнего Египта нет специального раздела, посвящённого нильскому илу. Ему уделено лишь несколько строк в разделе «Строительные материалы». На основании собственных наблюдений над этим материалом можно сказать, что нильский ил содержит в большом количестве примеси глины, которая обеспечивает ему прочность и твёрдость при высыхании. Сухой ил спрессовывается настолько, что по нему можно работать металлическим инструментом. Ил не подлежал обжигу. Этот материал хорошо принимает цвет, так что отсутствие раскраски можно связывать со вспомогательным назначением подобных вещей. Обе головки ГМИИ не портретны и являются отработкой определенного типа изображения.

Применение масок из пластического материала известно было уже в Древнем царстве, когда они использовались в процессе работы над портретом, в позднюю эпоху они служили для передачи общетипологических черт. Такого рода модели вспомогательного назначения, по всей вероятности, после выполнения работы, уничтожались. Поэтому их дошло гораздо меньше, чем скульптурных моделей в другом материале и другого назначения, которые служили образцами, тщательно сохранялись и имелись в большом количестве в мастерских скульптуров. Так, при раскопках некрополя в Саккаре Дж.А. Рейзнер обнаружил среди большого количества голов из известняка лишь несколько вещей, изготовленных из плотно спрессованного ила,— это голова с печатью Хефрена и женская головка, видимо, изображавшая принцессу Венесхет, ныне находящаяся в Каирском музее.

Следует заметить, что лепка, как правило, в египетской пластике не применялась и головки из ила также прорабатывались с помощью режущих инструментов.

Стиль исполнения обеих моделей ГМИИ одинаков, причём в них угадывается пластический прототип, который мог быть выполнен в камне. Обе вещи относятся к эллинистическому периоду, что подтверждается условной трактовкой черт лица, непортретностью голов, резкой светотенью углубленных и выступающих частей, условной улыбкой со слегка приподнятыми уголками губ.

В эту эпоху широкое распространение получили типизированные изображения богов, иконография которых была канонизирована. Для сохранения чистоты традиционных типов изготовлялось большое количество скульптурных моделей. В египетском искусстве этого периода ощущается отход от произведений крупных форм и намечается тяготение к известной камерности. Такое направление сказалось прежде всего в более тщательной отделке поверхности статуэток и отдельных их элементов. Тщательную проработку деталей лица демонстрируют и не доведённые до завершения головки из собрания ГМИИ.

В эллинистическое время в большом количестве изготовлялись вотивные статуэтки, изображавшие наиболее чтимых богов и богинь древнеегипетского пантеона. Среди них чаще всего встречаются изображения Гора, Хатхор, Исиды, которым отводится основное место в сюжетных композициях храмов. Примером тому может служить храм богини Хатхор в Дендера. С его статуй делались уменьшенные реплики в виде маленьких статуэток, однако идентифицировать последние с их оригиналами не всегда представляется возможным. В этих репликах целый ряд деталей, весьма существенных для атрибуции памятников, либо отсутствует вовсе, либо видоизменяется: так, корона могла изображаться в виде условной причёски, плотно, словно шлемом, облегающей голову. Подобного же типа причёску, лишённую какой бы то ни было детализации, мы видим на моделях ГМИИ. Близкая аналогия публикуемым головкам — голова из Бруклинского музея (инв. № 5378, высота 9,7 см), которая представляет собой фрагмент вотивной статуэтки, изображающей богиню Хатхор. В каталоге Бруклинского музея эта голова сопоставляется с изображением той же богини в рельефной композиции, где представлен Птолемей XIII, поклоняющийся четырём статуям богинь. Сходство с головой из Бруклинского музея позволяет отнести обе модели ГМИИ к позднептолемеевскому периоду. Большинство статуй и статуэток, дошедших от этого времени, происходило из храмов и святилищ и было посвящено местным богам. Головы подобных изображений отличались идеализированными чертами, общими для большинства памятников той эпохи. Для них характерны удлинённый овал полного лица, короткая, широкая шея, пластическая линия губ, веки и брови, обведённые выступающим контуром, и узкая переносица. В собрании Бруклинского музея птолемеевский период представлен большим количеством памятников, начиная от ранней эпохи и кончая поздней, что даёт возможность стилистического сопоставления головок ГМИИ со скульптурой идеализированного направления, относящейся к эпохи поздних Птолемеев.

Несколько иное впечатление по сравнению с Бруклинской головой, приведённой в качестве аналогии моделям ГМИИ, объясняется тем, что последняя выполнена из тёмного стеатита. Во всех остальных отношениях: в характере моделировки поверхности, трактовке основных черт лица и даже в приёмах обработки материала — сопоставляемые памятники обнаруживают большое сходство с Бруклинской головой. Причёска, плотно облегающая голову, передана одинаково (правда, на моделях из ГМИИ нет завершения в виде фигуры сокола, символизирующего собой бога Ра, имеющегося на памятнике Бруклинского музея). На одной из головок ГМИИ (№ 4120) верхний край причёски слегка выступает, возможно, над ней должна была быть ещё корона, исполнять которую на модели вспомогательного назначения не являлось обязательным.

Неровная линия губ головок ГМИИ (правый уголок рта расположен выше левого) показывает, что это были лишь рабочие модели, которые могли выполняться в более свободной манере, нежели образцы. Поскольку позы статуй были канонизированы, в моделях ограничивались изображением головы, передающей данный типологический образец.

Приёмы исполнения обеих головок говорят о принадлежности их руке одного мастера. Не случайно, что и в том и в другом памятнике наблюдается одинаковая манера изображения рта: губы имеют искривлённую линию, а уголки их расположены на разном уровне. В исполнении таких деталей, характерных именно для данных двух памятников и выходящих за пределы общестилистических приёмов, ощущается единый почерк. Стиль исполнения обеих головок с условной неотделанной плоскостью тыльной стороны, тип лица с застывшими чертами позволяет связать их с традициями исполнения масок, которые в эпоху эллинизма служили не только художественным целям — они были копиями ритуальных статуэток и способствовали их широкому распространению.

Примечания

Автор: Померанцева Н.А.  •   Метки: ВДИ ГМИИ им. А.С. Пушкина Поздний период скульптура  •   Дата публикации: 13 Сентября 2009 года