Большаков А.О. Мир древнеегипетских богов

• Древний Египет → Библиотека → Большаков А.О. Мир древнеегипетских богов •

• Информер в твой блог •

• Добавьте в закладки •

Египетская религия представляет собой одну из древнейших картин мира, хорошо засвидетельствованную в текстах и изобразительных памятниках. На ранних этапах она отражает восприятие человека, недавно вышедшего из первобытности, и многие черты этого видения сохранялись на протяжении трёх тысячелетий (III – I тыс. до н.э.). Поэтому представления древних египтян о богах сильно отличаются от представлений более поздних культур, вплоть до современности. Важнейшими чертами египетской религии являются политеизм (многобожие), синкретизм (соединение черт разных богов в одном божестве), своеобразный облик богов и принципы взаимоотношения человека и бога.

Первоначально египетские боги являлись воплощениями природных сил и явлений, обеспечивающими их постоянное повторение: солнечные боги, такие как Ра, гарантировали движение солнца по небу, боги первого нильского порога – регулярные разливы реки и т. д. Другие боги обеспечивали функционирование общества: Хор проявлялся в царе, Птах покровительствовал ремеслу, Анубис заведовал погребением умерших. Таким образом, хотя каждый из них был высшей силой в своей области, никто из них не был всемогущим во вселенских масштабах, и мир управлялся всей их совокупностью. У египтян имелось представление о том, что мир вышел из хаоса и существует постоянная опасность обратного скатывания его в небытие (вероятно, потому, что сам Египет, зажатый между мёртвыми пустынями, мог существовать только благодаря ежедневному созидательному труду человека). Мировой порядок поддерживают боги, и нужно добиваться того, чтобы так было всегда. Однако, так как боги не всемогущи, у них не просят милости – ими управляют, принося им жертвы. Эта идея, пришедшая из первобытности, характерна для всех древнейших религий, но, пожалуй, нигде она не проявляется так ярко, как в Египте. Род людской для того и создан богами, чтобы производить жертвенные продукты и кормить ими богов, а боги, находясь в довольстве, правильно управляют миром, гарантируя жизнь и процветание людей. Поэтому мир поддерживается в равновесии при помощи культов, и существование мироздания обеспечивается только ими.

Все египетские боги – по происхождению боги местные, городские, а если смотреть ещё глубже в первобытность, то и племенные. Первоначально власть каждого из них простиралась на очень небольшую территорию, которой ограничивалось и его почитание. В дальнейшем культы многих богов распространились по всей стране, однако представление о том, что всякий бог связан с определённым местом, сохранялось всегда. В разные времена на главные роли выдвигались разные боги – прежде всего, боги столиц, но это не могло изменить важнейшего принципа: на своей территории местный бог оставался главным. В Старом царстве (XXVII – XXII вв. до н.э.) это был мемфисский Птах, в Среднем царстве (XX – XVIII вв. до н.э.) – бог Файюмского оазиса Себек, а в Новом царстве (XVI – XI вв. до н.э.) и позднее – фиванский Амон. Однако для жителя Элефантины всегда важнее всего был местный Хнум, а для жителя Гермополя – местный Тот. Переехав из одного города в другой, человек переходил под власть другого бога и начинал поклоняться прежде всего ему, хотя мог оставаться преданным и своему прежнему богу.

Таким образом, между многочисленными богами не существовало конкуренции, и поэтому для Египта, как и для других древних культур, характерно отсутствие религиозной нетерпимости. В этом принципиальное отличие древнейших политеистических религий от более поздних – монотеистических и догматических, в которых истинным считается следование только одному богу. Кроме того, синкретизм, позволявший достаточно легко отождествлять различных богов, делал бессмысленным любой разговор о преимуществе одного из них над другим.

В Новом царстве египетская религия значительно усложнилась, и началось формирование образа бога мирового, то есть не ограниченного территориально и обладающего всезнанием и всемогуществом. В этой роли выступал прежде всего Амон, главный бог тогдашней столицы Фив. Однако это происходило не только за счёт усиления его самого, но и путём отождествления с ним двух других великих богов – гелиопольского Ра и мемфисского Птаха. Политеизм сохранялся в древнем Египте до конца его истории.

Очень часто несколько богов соединялись в одно божество, сохранявшее основные черты каждого из них. Возможность синкретизма предопределялась самим существованием политеизма, при котором множество богов, происходящих из разных мест, имело сходные функции. Поэтому, например, с установлением культа Осириса в Абидосе было очень естественным слить его с местным Хентииментиу, также богом мертвых, в Осириса-Хентииментиу. В Мемфисе же Осирис соединился с богом тамошнего кладбища Сокаром и стал Сокаром-Осирисом. Наряду с таким функциональным синкретизмом существовал и синкретизм политический, когда бог новой столицы для подтверждения его значимости отождествлялся с древним солнечным богом Ра. Так, Себек, бог Файюмского оазиса, где находилась столица Среднего царства, превратился в Себека-Ра, а Амон, бог Фив, столицы Нового царства, – в Амона-Ра. В поздние периоды истории Египта с Солнцем могло отождествляться уже практически любое божество.

Существовали и более сложные виды слияния богов. Например, один из них мог описываться как проявление или часть тела другого. Более того, иногда даже какой-либо предмет (как правило, культовый) мог отождествляться с каким-либо из богов или частью его тела. Обычно такая связь основывалась на созвучиях названий и имён. Некоторые отождествления были устойчивыми и сохранялись на протяжении тысячелетий, другие же возникали по конкретному поводу и не употреблялись за пределами определенного текста или памятника. Со временем в результате неограниченных возможностей сближения, сопоставления и соединения богов египетская религия становилась всё более запутанной и громоздкой.

Облик большинства египетских богов пришёл из глубочайшей первобытной древности. Всякое животное в чём-то превосходит человека: лев – силой, сокол – умением летать, змея – смертоносностью своего яда, и поэтому древнейшие боги почитались в виде животных. Иногда выбор того или иного животного достаточно очевиден, иногда же понять, каким образом сочетаются функции бога и его внешняя форма довольно сложно. Постепенно, но также очень рано, на заре египетской истории, боги начинают приобретать человеческие черты. Так складывается наиболее частый тип изображений богов - голова животного на теле человека. Лишь очень редко боги имеют чисто человеческий облик.

Однако все эти странные фигуры – только внешние проявления богов, которые может воспринимать человек. Истинный же облик бога неизвестен и судить о нём нельзя. Более того, говорилось, что божество может проявляться в «миллионах образов», и в этой множественности и состояло его могущество. Поэтому-то Амона можно было изображать и как барана, и как гуся, Тота – и как ибиса, и как павиана, а Исиду – и как женщину, и как корову. Бесконечность форм проявления являлась одной из причин распространённости в египетской религии синкретизма.

Храмы богов известны в Египте, начиная с раннего династического времени (начало III тыс. до н.э.), однако на протяжении более чем тысячи лет они были очень малы и не шли ни в какое сравнение с монументальными сооружениями для культа царя. Расцвет храмового строительства начинается только в Новом царстве и с некоторыми перерывами продолжается до заката древнеегипетской культуры. Теперь храм представлял собой вытянутую по одной оси систему дворов, колонных залов и закрытых комнат, заканчивавшихся главным культовым помещением со статуей бога. Крупнейшим храмовым комплексом Египта был карнакский храм в Фивах, сооружавшийся на протяжении почти двух тысяч лет, а лучше всего до нашего времени сохранились храмы времени македонского и римского господства (IV в. до н.э. – III в. н.э.).

Согласно представлению, широко распространённому в Египте, мир начался с появления из вод первобытного хаоса песчаного холма. Считалось, что всякий храм стоит именно на таком первохолме и, стало быть, восходит к началу мира; более того, песчаные холмики действительно имеются под храмами, так как именно с их насыпки и начиналось строительство. Пол храма отождествлялся с землёй, лотосовидные и папирусовидные колонны олицетворяли растительность, порождаемую ею, потолок, расписанный звездами, соответствовал небу. Таким образом, храм был моделью вселенной, причём ритуалы в нём происходили вне времени, точнее, во время, сливающееся с моментом творения мира и внесения порядка в изначальный хаос.

Для того чтобы бог должным образом выполнял свои функции, следовало удовлетворять его потребности, и поэтому строительство храмов и поддержание в них культов было важнейшей задачей, которая стояла перед египтянами. Так как древний человек, даже представляя себе богов достаточно абстрактно, считал, что они имеют те же надобности, что и человек, их следовало прежде всего кормить. Отсюда огромное количество продуктовых жертв, приносившихся в храмах ежедневно и особенно по праздникам. Кроме того, ежедневный ритуал включал очищение, умащение и одевание статуи бога, представлявшей собой главный объект культа. Теоретически культ мог совершать только царь, соединявший в себе человеческую и божественную природу, однако практически это было невозможно, и поэтому обязанности по кормлению богов передоверялись жрецам, действовавшим от имени царя. После эпохи Нового царства, на протяжении последнего тысячелетия египетской истории всякий человек мог проявить благочестие, поместив в храм статуэтку божества (разумеется, на деле эта возможность ограничивалась материальным положением благочестивца, так как подобные, как правило бронзовые, статуэтки были недешевы). Именно такие статуэтки, хранящиеся в Эрмитаже, помогут вам ознакомиться с образами важнейших богов Египта.

Ра

Важнейшую роль в египетской религии всегда играли солнечные боги. Это объясняется особым значением представлений египтян о зрении. То, что мы видим, – существует, поэтому зрение порождает мир; свет является необходимым условием зрения, поэтому дающее его солнце по самой своей природе есть творец мира и постоянный источник жизни. Старейшим и главным солнечным божеством был бог Ра (его имя и означает Солнце), основное место культа которого находилось в городе Иуну (Гелиополь у греков, ныне находится в черте Каира). Ра считался богом-творцом, царём богов и отцом египетского царя. Его представляли плывущим в ладье по небу днём и по подземному миру ночью и изображали во множестве форм – и в человеческом облике, и в виде солнечного диска, и как человека с головой сокола. С ним отождествлялись многие боги, однако наиболее естественными были синкретические формы, в которых Ра соединялся с другими солнечными божествами, такими как Харахти (Горизонтный Хор) и Атум – боги рассветного и закатного солнца. Чрезвычайно важным было также его отождествление с Амоном. Во время своего ночного плавания он сливался с Осирисом.

Скарабей

Характерной чертой египетской религии была множественность объяснений всякого явления. Так, движение солнца по небу описывалось как плавание в ладье, но с этим существовали и другие образы. Среди них – образ солнечного диска, который катит скарабей. Эта картина может показаться странной, однако она была очень естественной для самих египтян. В шаре, который катает перед собой навозный жук-скарабей, виделась аналогия солнцу, а вылупление молодых жуков из шара с личинками воспринималось как их самозарождение, подобное ежедневному возрождению солнца. Облик скарабея также имел бог утреннего солнца Хепри, имя которого означает Возникающий, Самородный. Подобно другому рассветному богу Ра-Харахти, он мог отождествляться с Ра как его утренняя форма.

Амон

До эпохи Нового царства Амон, местный бог Фив, известен очень мало. Его имя означает Скрытый и первоначально он, по-видимому, считался богом воздуха. Когда в Новом царстве (XVI – XI вв. до н.э.) Фивы стали столицей Египта, роль Амона резко возросла, он был отождествлен с Ра и превратился в солнечного бога Амона-Ра, которого называли царём богов. Постепенно он, действительно, стал обретать черты вселенского бога, чему не могла не способствовать его скрытость, с которой связывалось особое могущество. Никогда ни один бог не имел таких огромных храмов и таких богатых культов, как Амон-Ра в Новом царстве. Он был покровителем царя в мирной жизни и на поле битвы, «более полезным, чем сотни тысяч людей». Вместе с тем он считался защитником несчастных и бедных, и ему молились об исцелении от болезней и защите от несправедливости. После окончания эпохи Нового царства на юге Египта возникло теократическое государство с Амоном-Ра во главе и его жречеством, занимающим ключевые должности. Амон изображался как человек в короне с двумя высокими перьями, как человек с головой барана, или в виде барана или гуся.

Маат

Очень рано создавшие сложно организованное государство египтяне чрезвычайно ценили порядок и превращали его в главный принцип, согласно которому функционирует мир. Словом маат, которому нет аналогий в современных языках (возможно, лучше всего подходит перевод гармония, хотя часто используют слово истина), описывались и правильная организация человеческого общества, и мировой порядок (в противоположность изначальному хаосу, из которого был создан мир). Поддержание маат было главной задачей царя. Применительно к обществу это означало создание и выполнение правильных законов, применительно к мирозданию – принесение жертв богам, которые благодаря этому правильно выполняют свои функции и не допускают хаоса. И боги, и царь, и люди должны «жить маат». Египтяне довольно часто персонифицировали абстрактные понятия, создавая из них образы богов, и такой персонификацией маат – принципа мировой гармонии – была богиня Маат. Несмотря на основополагающее значение гармонии в египетской картине мира, Маат, как и большинство богов-абстракций, почти не имела собственного культа. Изображалась Маат в виде женщины со страусиным пером на голове; это перо могло использоваться как её символ.

Осирис и Исида

Осирис – один из важнейших египетских богов. Миф о нём известен в связном изложении только у Плутарха, и поэтому некоторые мотивы могут быть поздними дополнениями и интерпретациями. Согласно Плутарху (46 – после 119 г. н.э.) Осирис был правителем Египта, научившим людей земледелию и благочестию. Его брат Сет обманом заманил Осириса в ловушку, убил его и бросил гроб в реку. Течение принесло его в Библ, где жена Осириса Исида нашла его и принесла тело в Египет для похорон. Тогда Сет расчленил тело Осириса и разбросал по стране. Исида собрала его и с помощью колдовства оживила мужа для жизни в ином мире. В болотах Дельты Исида вырастила сына Хора, который отомстил Сету и стал новым царем Египта. Древние, собственно египетские версии мифа, гораздо более противоречивы из-за их разнородности. История Осириса имела огромное значение, так как она давала объяснение смертности царя, без чего его божественность, на которой в значительной мере держалась идеология Египта, выглядела бы сомнительно. Правящий царь отождествлялся с Хором, после смерти он становился Осирисом, а его воцарившийся сын – Хором, и так до бесконечности. Постепенно с Осирисом стали отождествлять не только мёртвого царя, но и вообще всякого умершего, и именно с Осирисом связывались надежды на вечную жизнь. Умерший должен предстать перед Осирисом и перечислить 42 греха, которые он не совершал. Истинность его исповеди оценивается при помощи взвешивания его сердца на весах, на другой чаше которых лежит страусиное перо – символ миропорядка-маат. Если приговор положителен, умерший получает вечную жизнь и сам становится Осирисом, если же он признается грешным, его пожирает чудовище Амамет, после чего всякое существование прекращается.

Супруга Осириса Исида выступает в роли великой чародейки, которая благодаря своим колдовским силам воскрешает мужа и защищает сына. Представления о ней всегда играли большую роль, хотя, кажется, она не имела собственного культа практически до конца фараоновской истории. Зато в греческое и, особенно, римское время её почитание широко распространилось за пределами Египта, она стала популярна в Риме, а её храмы известны по всей территории империи вплоть до Англии, Германии и Венгрии. Исида изображалась как женщина с коровьими рогами и солнечным диском на голове. Многочисленные статуэтки представляют её кормящей младенца Хора, и они оказали несомненное влияние на изображение богоматери в христианском искусстве.

Птах

Птах – бог Мемфиса, столицы Старого царства (XXVII – XXII вв. до н.э.), один из древнейших богов Египта. Он считался покровителем ремесла, именно поэтому его верховный жрец носил титул «Великий руководитель ремесленников». Возможно, связь Птаха с производством была причиной того, что он превратился в бога-творца, существовавшего ещё до возникновения мира. Согласно одному тексту (т. н. «Мемфисскому теологическому трактату») он сотворил мир словом, называя имена всего, что должно было появиться. Достаточно рано, уже в Старом царстве Птах был отождествлён с несколькими богами мёртвых – Сокаром, Татененом, Осирисом. Птах всегда изображался в человеческом облике как мумиеобразная фигура в пеленах. Супругой Птаха была богиня Сехмет, их сыном – бог Нефертум; сыном Птаха называли и обожествленного архитектора и мудреца Имхотепа. Проявлением Птаха был священный бык Апис.

Анубис

Анубис, один из богов мёртвых, изображался как шакал или как человек с шакальей головой. Если Осирис мыслился царём того света, то главным занятием Анубиса считалось изготовление мумии и совершение погребальных ритуалов. Мысль о связи шакала с погребением возникла, вероятно, потому, что этих животных постоянно видели рыскающими среди гробниц в расположенных в пустыне некрополях. Жрецы, участвовавшие в бальзамировании и похоронах, отождествлялись с Анубисом и также носили маски в виде головы шакала. Анубис участвовал в суде Осириса – вводил умершего в зал суда. Именно Анубис после смерти Осириса изготовил его мумию, тем самым положив начало практике бальзамирования. В поздней египетской традиции он выступал как сын Осириса, а греки отождествляли его с Гермесом, также проводником мёртвых.

Нейт

Нейт – очень древняя богиня войны и охоты, игравшая особенно важную роль в Раннем царстве (XXXI – XXIX вв. до н.э.) и позднее – при XXVI династии (VII – VI вв. до н.э.), когда центр её культа, город Саис в Дельте, стал столицей Египта. Она была связана также с водами первобытного океана и сотворением мира, что превратило её в мать богов и людей. Отсюда её функции богини-защитницы, в том числе и защитницы мёртвых. Нейт также отчасти отождествлялась и с небесными богинями, такими как Нут и Хатхор. Сыном Нейт считался бог-крокодил Себек. Нейт – одно из немногих египетских божеств, обычно изображавшихся в облике человека, как женщина в Красной короне, которую также носил царь. Так как богини неба часто изображались в виде коровы, Нейт заимствовала и эту форму, хотя она не получила широкого распространения. Из-за воинственности Нейт греки отождествляли её с Афиной.

Апис

Бык Апис – наиболее известное священное животное Египта, и на его примере можно хорошо проследить механизм обожествления и представить природу религиозного синкретизма. Он считался проявлением Птаха и почитался в Мемфисе, где находилось его жилище и святилище – Апейон. Почему воплощением Птаха был именно бык, сказать трудно, однако мы хорошо знаем, как из множества быков на роль Аписа по 29 признакам выбирался один (среди этих признаков – белое треугольное пятно на лбу и чёрные пятна на теле, одно из которых должно иметь форму птицы). Птах был отождествлен с богом местного некрополя Сокаром, а тот, в свою очередь, с Осирисом, так что в результате возникло синкретическое божество Птах-Сокар-Осирис, и видимо поэтому Апис также оказался связанным с Осирисом. Результатом этого слияния был учрежденный во времена греческого господства культ Сераписа (Осириса-Аписа). Кроме того, с Аписом, как и со многими другими богами, почитавшимися в виде быка, связывались представления о плодородии, и существовал ритуал «хождения Аписа», который должен был оплодотворять землю. Наконец, Апис ассоциировался и с солнцем, и отсюда – солнечный диск между его рогами. Когда Апис умирал, его бальзамировали и хоронили в подземных галереях (т. н. Серапеум) в мемфисском некрополе Саккара, а на его место выбирали нового быка.

Тот

Первоначально Тот был богом Луны, однако из-за того, что на её фазах основывался древнейший календарь, его стали связывать со счётом, письмом, знаниями и мудростью вообще. Он считался изобретателем письменности, покровителем писцов и обладателем магических тайн. Как писец богов он участвовал в суде Осириса, занося на папирусный свиток его приговор. По непонятным причинам Тот изображался либо как ибис или человек с головой ибиса, либо как павиан с лунным диском и полумесяцем на голове. Главным местом культа Тота был город Хнему в Среднем Египте, рядом с которым находится большой некрополь священных ибисов. Так как греки сопоставляли Тота со своим Гермесом, они называли Хнему Гермополем – городом Гермеса. В поздней античности из синкретизма Тота и Гермеса возник образ Гермеса Трисмегиста (Трижды Великого), создателя тайного знания.

Себек

Себек изображался как крокодил или человек с крокодильей головой. Крокодил – одно из наиболее сильных животных Египта, поэтому неудивительно, что бог-крокодил издревле почитался по всей стране. Особое значение он приобрёл в Среднем царстве (XX – XVIII вв. до н.э.), когда столица была расположена в Файюмском оазисе – важном центре его культа. В первую очередь Себек был божеством тех мест, где обитали крокодилы – реки, болот, берегов, – божеством, обеспечивавшим их плодородие. Тем не менее, он мог отождествляться и с некоторыми солнечными божествами, такими, как Ра или Амон, и поэтому греки приравнивали его к своему Гелиосу. В храмах различных богов могли иметься специальные озера, в которых обитали священные крокодилы.

Бастет

Бастет – богиня называвшегося в её честь города Бубастис в Дельте. Первоначально изображалась как львица или женщина с львиной головой, затем её животным стала кошка. Бронзовые статуэтки середины – второй половины I тыс. до н.э., когда её культ получил широкое распространение, представляют её с кошачьей головой. Из мест почитания Бастет сохранилось большое количество мумий кошек, которые в позднем Египте почитались священными (согласно Геродоту, убийство кошки каралось смертной казнью). Как свирепая львица Бастет отождествлялась с имевшей такой же облик воинственной богиней Сехмет, а как игривая кошка – с богиней веселья Хатхор. Об отождествлении Бастет с Хатхор свидетельствует и то, что они имели один и тот же обязательный атрибут – ритуальную погремушку систр (у нашей статуэтки утрачен).