Шоу Я. Палетка Нармера

• Древний Египет → Библиотека → Шоу Я. Палетка Нармера •

• Информер в твой блог •

• Добавьте в закладки •

Об авторе.

Ян Шоу (Ian Shaw) доктор наук, лектор, читающий курс египетской археологии в Ливерпульском университете. Изучает технологии, инновации, вооружение и социальную жизнь Древнего Египта. Начиная с 1985 года ведёт раскопки различных древнеегипетских рудных шахт в Хатнубе, Вади эль-Худи, Вади Магаре, Гебель эль-Асре и других местах.
Некоторые его работы:

  1. Shaw I. Egyptian Warfare and Weapons. - Shire, 1991.
  2. Shaw I., Nicholson P. , The British Museum Dictionary of Ancient Egypt. L. - 1995.
  3. Ancient Egyptian Materials and Technology. - 2000 (редактор).
  4. Shaw I. Ancient Egypt: A Very Short Introduction. - Oxford, 2004. И она же на русском - Шоу Я. Древний Египет. - М., 2006.

Цитируется по книге: Шоу Я. Древний Египет. / пер. с англ. И. Сергеевой. - М.: АСТ, Астрель, 2006. СС. 13, 16 - 21, 176

В 1898 г. британские египтологи Джеймс Кьюбелл и Фредерик Грин нашли в руинах раннего дворца в древнем городе Иераконполь в Верхнем Египте плитку зеленовато-сероватого камня, похожего на сланец. Эта находка не произвела такого фурора, как произошедшее 24 года спустя обнаружение усыпальницы Тутанхамона, но учёные сразу же поняли всю важность этого небольшого предмета. Подобно Розеттскому камню эта плитка - палетка Нармера - могла иметь чрезвычайно важные последствия для изучения Древнего Египта. Следующие 100 лет или около того содержание палетки будет интерпретироваться египтологами, стремящимися найти ответ на многочисленные вопросы: от политических истоков и предпосылок возникновения египетского государства до природы египетского искусства и письменности:

Палетка Нармера
Палетка Нармера

Палетка Нармера

Палетка является одним из первых экспонатов, предстающих перед посетителями Египетского музея в Каире. Этот предмет в форме щита высотой 63 см вырезан из зеленоватого камня и покрыт с обеих сторон барельефами. Он обычно датируется последним веком IV тыс. до н.э. На лицевой стороне изображены переплетённые длинношеие львы («серпопарды»), которых держат на поводках двое бородатых мужчин. Изображение симметрично расположенных пар «укрощённых» зверей, по всей вероятности, было заимствовано из иконографии раннего периода развития Месопотамии, возможно иконографии Элама. Данные изображения могли иметь вполне конкретное значение и символизировать насильственное объединение двух частей страны. Это одна из основных тем египетского искусства и литературы на протяжении всего периода правления фараонов.

Круг, образованный сплетёнными шеями серпопардов, искусно обрамляет небольшое углубление, или тарелочку, для растирания красок для декоративной росписи глаз (первоначально подобные палетки служили именно для этого). Но остаётся неясным, использовался ли когда-нибудь такой важный церемониальный предмет, как палетка Нармера, с данной целью. Вполне вероятно, что значение подобных ритуальных предметов выходило за рамки ранее определённого практического применения, поскольку исполняли роль подношений в храме Иераконполя. На другой церемониальной дощечке, сходной по типу, круглое углубление производит нежелательный эффект. Оно прерывает ровное изображение - сравните, например, «палетку Двух собак», также найденную Кьюбеллом и Грином в Иераконполе, на которой снова можно видеть двух длинношеих львов на лицевой стороне на переднем плане, но углубление просто расположено между шеями, а не создаётся ими (или «палетка Бабочки» с углублением, прерывающим изображение чреды пленников).

В верхнем регистре на фронтальной стороне палетки, над серпопардами, художник изобразил шагающую фигуру бородатого человека - правителя Древнего Египта; судя по иероглифам в рамке серех, расположенным между бычьими головами в верхней части обеих сторон палетки, это человек по имени Нармер. Он изображён в так называемой 'красной короне', впервые появившейся на глиняном черепке, относящемся к периоду Накада I (4000 - 3500), и считавшейся символом власти над Нижним Египтом (однако неизвестно, когда эта версия получила развитие: в период Накада I или Нармера). В руках у него жезл и цеп, одет он в тунику, завязанную через левое плечо, с пояса свисает бычий хвост.

Фараон участвует в процессии вместе с шестью другими людьми, среди которых выделяются две фигуры вдвое ниже него; на палетке они изображены спереди и позади фараона, а в реальности, возможно, они шли по обе стороны от него. Оба мужчины чисто выбриты, они, очевидно, занимают высокое социальное положение и являются высшими чиновниками. Тот из них, который изображён слева, несомненно, носитель царской обуви; в одной руке он несёт пару сандалий, а в другой маленький сосуд. У него на шее нагрудное украшение или, возможно, царская печать. Одиночный иероглиф в квадратной рамке, помещённый над его головой, может обозначать тростниковый плот (в данном контексте значение его непонятно). Фонетически оно может читаться как «дб». Перед ним также расположены два других знака, вероятно, это наложенные друг на друга розетка и знак «хм», позднее имевший различные значения, в том числе и «слуга». Фигура чиновника справа несколько больше. Он изображён в парике и одеянии из шкуры леопарда; с его шеи свисают письменные принадлежности. Два иероглифа над его головой читаются как «тт», - вероятно, это ранняя версия слова «визирь».

Фараон и эти два чиновника вместе с четырьмя носильщиками - фигурами меньшего размера (все, кроме одного, изображены с бородами), очевидно, осматривают обезглавленные тела десяти врагов с головами между ног, расположенные в правой части палетки; предположительно они погибли в битве или были ритуально казнены. Четыре штандарта увенчаны символами или тотемами, известными по более поздним периодам, - двумя соколами, одним шакалом (возможно, это бог Упуаут) и странным шарообразным предметом, - «сдсд», или царской плацентой. Эти штандарты, вместе взятые, образуют группу, которая позднее была названа «последователи бога Гора» (или «боги, следовавшие за Гором») и связывалась с празднованием юбилея фараона или с его погребением. Над обезглавленными телами расположены четыре символических знака или изображения: дверь, сокол, лодка с носом и кормой и сокол, держащий гарпун.

На обратной стороне палетки изображён шагающий фараон Нармер, гораздо большего размера, в «белой короне» Верхнего Египта, в той же самой тунике, завязанной через левое плечо, со свисающим с талии бычьим хвостом. На этот раз его сопровождает только носильщик сандалий (стоящий за ним или сбоку). Фараон поднял над головой грушевидный жезл, которым он собирается поразить иноземца. Жезл он держит несколько неуклюже, гораздо выше рукояти. Носильщик сандалий снова изображён вдвое меньшим, чем фараон (хотя благодаря короне тот и так возвышается над остальными персонажами сцены). И снова над головой носильщика оказывается розетка и знаки «хм». Фараон держит пленного (чертами напоминающего скорее ливийца или азиата) за волосы. Справа от головы поверженного врага можно разглядеть два небольших знака. Большинство египтологов считает, что это ранние иероглифы, обозначающие «гарпун» (в') и «озеро» (с), которые также можно было фонетически прочесть как иностранное слово «Вош» или отнести к кому-то, чьё имя, титул или место рождения могли читаться как «Гарпун» (озеро). Похоже, что сокол с гарпуном в лапе, фигурирующий среди таинственных знаков над обезглавленными телами на лицевой стороне палетки (см. выше), одновременно воплощает идею победы фараона в образе Гора-сокола над «Вош» / Гарпуном.

Напротив фараона, над головой его противника, бог-сокол Гор сжимает верёвку, привязанную к носу схематично изображённой головы пленного. Из спины этого человека торчат шесть стеблей папируса; по мнению учёных, это можно интерпретировать как загадку (ребус) о «6000 пленниках», поскольку каждый стебель символизирует число 1000; это обозначение сохранилось и в династический период истории Египта. Однако эти растения можно рассматривать и как намёк на родину пленника - местность в северной части Египта, изобиловавшую папирусом. Вполне возможно, что знаки «гарпун» и «озеро» на самом деле относятся к пленному, захваченному фараоном, или же к тому, кого держит сокол; возможно, это символические изображения одного и того же человека / народа.

В самой нижней секции этой стороны палетки находятся две распростёртые фигуры обнажённых мужчин, которые могли бы быть как пленёнными, так и мёртвыми врагами. Слева от лица каждого из них расположены знаки; тела мужчин повёрнуты таким образом, что их лица обращены влево, в том же самом направлении, что лица двоих пленных, изображённых выше (и в противоположную сторону от фараона и носильщика сандалий).

Внешний вид и очень сложное содержание декоративных элементов - надписей и символов - палетки являются предметом постоянных споров с самого момента их обнаружения. Стиль изображения и идентификация фараона как Нармера показывает, что палетка была создана в конце IV тыс. до н.э., когда начали формироваться многие важнейшие черты египетской культуры. Палетке присущи специфические признаки искусства династического периода, такие как расположение сцен по горизонтальным регистрам, полусхематическое изображение людей и животных, комбинирование фронтальных и боковых элементов, разномасштабность фигур.

Изучавший палетку канадский археолог Брюс Триггер указывает, что специфическая «египетскость» сцены поражения врага уравновешивается различными аспектами иконографии, которая кажется универсальной. Указывая на очевидный контраст между тщательно изображёнными регалиями фараона и обнажённостью жертвы, он ссылается на Победную стелу Эанатума (около 2560 г. до н.э.), на которой бог Нингирсу занёс булаву над группой пойманных в сеть обнажённых врагов. Он также ссылается на обычай североамериканских индейцев ирокезов отбирать часть одежды и украшений у захваченных воинов, а также аккадские изображения «обнажённых, скованных пленных». Он приводит неожиданную параллель с майяской сценой на дверной перемычке в Йашчилане, изображающей правителя, названного Птица-Ягуар, берущего в плен двух врагов (около 755 г. н.э.). Богато одетые, ликующие, празднующие победу майя контрастируют с полуобнажёнными поверженными правителями, одного из них воин держит за волосы. Триггер делает следующее заключение:

Хотя сцена, изображённая на палетке Нармера, не обязательно посвящена захвату противника в битве, но тесная психологическая связь между этими двумя изображениями вполне очевидна, вопреки тому, что сделаны они были представителями разных культур в разные эпохи и в разных полушариях Земли1

Этот комментарий может быть применён в некотором отношении и к египетской культуре вцелом; мы постоянно меняем своё мнение, то начиная думать что «они такие же, как мы», то придерживаемся альтернативного мнения о том, что «они совсем другие, особенные, с ярко выраженными египетскими чертами». Как писал Барри Кемп в книге «Древний Египет: анатомия цивилизации»:

Сегодня, как и ранее, мы можем то погружаться в мыслительный процесс (египтян), то выходить из него, практически не осознавая их странность и непохожесть, поскольку их язык и образы являются неотъемлемой частью процесса, с помощью которого мы, западные люди, классифицируем реальность: Мой Древний Египет - это большей частью вымышленный, придуманный мной самим мир, хотя я надеюсь, что его всё же нельзя счесть миром, никогда не существовавшим в действительности, неправильным с точки зрения оригинальных, 'настоящих', древних источников2

Примечания:

1. Trigger B. The Narmer Palette In Cross-Cultural Perspective. // Gorg M., Push E. Festschrift Elmar Edel. - Bamberg, 1979. P. 415.

2. Kemp B. Ancient Egypt: Anatomy Of Civilization. - L., 1979. p. 3.